← вернуться к рассылке

Фрейд и его единственная

Фрейд и его единственная

Зигмунд Фрейд (6 мая 1856 г. — 23 сентября 1939 г.)

Отец психоанализа" Зигмунд Фрейд не очень-то любил распространяться о своей личной жизни. Как говорится, на всякий случай…
«Твой сын будет великим человеком!» – сказала хитрая повитуха только что разрешившейся от бремени юной Амалии Натансон. Но умолчала о том, что младенец будет столь же несчастлив, сколь и велик.
Зигмунд Фрейд был первенцем и любимцем своей матери, у которой после него родилось еще семь детей. У отца Зигмунда было 4 детей от первого брака. Зигмунд был королем в этой большой семье. Правителем. Вершителем судеб. К Зигмунду родители прислушивались, как ко взрослому: Зиги мешают звуки рояля? Значит, младшие девочки останутся без музыки. Зиги хорошо учится, поэтому ему одному доступен свет керосиновой лампы. Впрочем, мальчик отвечал матери взаимной любовью. Да, той самой, которой он позже дал название Эдипова комплекса. Когда Зигмунду исполнилось 4 года, семья Фрейдов из Моравии (ныне Чехии), переехала в Вену. Правда, попытка убежать от нищеты успешной не оказалась: денег в многочисленной семье Фрейд в достатке так никогда и не было.

В апрельский вечер 1882 года Зигмунд, застал дома гостей. На кухне сидела, судя по наряду, парочка религиозных ортодоксов. Со скептической ухмылкой поприветствовав фрау Эммелин Бёрнейс и ее сына Эли, взгляд Зигмунда невольно задержался на подруге его сестры Анны, которую звали Марта Бёрнейс (Martha Bernays). От ступора молодой человек вышел, когда всех позвали к столу, а до того неотрывно смотрел, как ловко девушка чистит яблоко… За обедом Фрейд задал ей несколько вопросов, но из-за легкого головокружения ответов не расслышал или не понял. Той же ночью, мучительно стараясь уснуть, юноша решил для себя, что Марта обязана стать его женой.
Автор биографии Фрейда журналист Петр Люкимсон пишет: «Дальше события развивались поистине стремительно. Никогда до того не ухаживавший за девушками Фрейд напросился в гости к Бёрнейсам. Потом осмелел настолько, что предложил Марте, семья которой за 11 лет до того перебралась в Вену из Гамбурга, показать ей „настоящую Вену и ее красоты“.
Как-то на прогулке в Венском лесу девушка так изысканно и так часто отворачивалась, чтобы подтянуть чулочки, что и без того пылающий страстью Зигмунд, не мог оторвать от нее взгляда. Правда, семья Марты не слишком симпатизировала Фрейду, как будущему зятю: больно уж беден да мрачен был этот молодой человек!

Но Зигмунд, в принципе, и не собирался жениться. Молодые люди только обручились, но со свадьбой и совместной жизнью решили подождать. Ожидание затянулось на четыре долгих года.
В это время Фрейд активно занимался наукой и выбивался из сил, пытаясь всеми способами заработать денег.А свою Марту он забрасывал ворохами нежных, поэтичных писем. И в каждом звучало: „Моя любимая Мартхен! Моя маленькая принцесса! Мое дорогое сокровище!“ „Принцесса“ внимательно отвечала на письма и верно ждала своего странного жениха.
Потом количество эпистолярий пытались подсчитать – Фрейды хранили переписку – посланий было около полутора тысяч. За эти четыре года надежды Фрейда превращались в развалины не один раз: способа заработать приличные деньги все не находилось. Но Марта поддерживала его изо всех сил, на что Зигмунд нежно отвечал ей: „Ты даешь мне надежду и уверенность в успехе. Я понимал это, когда ты еще не любила меня, и тем более знаю теперь, когда ты любишь меня. Благодаря тебе я стал уверенным в себе, смелым мужчиной“.
17 июня Зигмунд сделал Марте предложение и получил утвердительный ответ. Сугубо земной человек, материалист до мозга костей Фрейд впал в мистицизм. Число „17“ соответствует на иврите слову „навсегда“, „постоянно“. Символично, решил Фрейд, значит мы будем вместе навсегда. И знаете ли, он не ошибся.
Марта была первой его женщиной, но всю радость от воссоединения затмило безденежье. Зигмунд влез в долги, снял квартиру и написал очередной доклад, вызвавший у его коллег-ученых лишь приступ зевоты.
Наконец, по совету Марты, он решается дать объявление в газету: „Лечу нервные расстройства разного типа“. Может быть, частная практика принесет деньги?
И люди пошли к нему в кабинет. И Фрейд стал их лечить. Он был неловок, смущен, неприветлив, и его методы не приносили никакого результата. Одна пациентка даже возмутилась, что доктор Фрейд ей мешает как следует выздороветь!
И тогда Фрейд решил сделать все на свой вкус – терять-то уже нечего! Положил пациентов на кушетку, завел точно регламентированные часы приема, разработал метод свободных ассоциаций и наконец, впервые употребил термин „психоанализ“.
К нему на прием приходили пациенты, страдающие от несчастной любви, мучающиеся эротическими сновидениями.

За первые девять лет совместной жизни в семье Фрейдов появилось шестеро ребятишек: Матильда, Мартин, Оливер, Эрнст, София и Анна.
Когда сыновья и дочери были еще маленькими, Марта строго-настрого запрещала мужу практиковать психоанализ в собственной семье: „Будь отцом, просто отцом. А эксперименты оставь для работы“.
Может быть, поэтому никто из старших детей не заинтересовался учением Фрейда. Никто, кроме самой маленькой Анны, которая читала книги отца и даже позволяла себе дискутировать со светилом!
А для Марты Фрейд стал седьмым, самым капризным, и самым проблемным ребенком.
К концу жизни Фрейд достиг и славы, и денег – всего того, к чему стремился еще в юности. На прием к революционеру психотерапии ехали посетители из разных концов света.
Он читал лекции, за которые, кстати, требовал немалые деньги.

Но читать лекции было все труднее и труднее – было очень больно говорить: у Фрейда обнаружили рак ротовой полости.
Спустя несколько лет испорченных сильнейшими болями, семье Фрейда пришлось уехать из Вены.

На Австрию напала гитлеровская Германия и Фрейды бежали в Лондон. Там Зигмунд Фрейд и поставил точку в своей жизни, столь богатой чужими отношениями, и столь бедной своими собственными, – попросил лечащего врача ввести ему смертельную дозу морфия.

01.10.2018
Участвуйте в народном рейтинге интересных историй и фактов. Если вам понравилась статья - жмите на кнопку. Это интересно 91
Пост!