← вернуться к рассылке

Вот какой рассеянный...

Вот какой рассеянный...

Прототип «Рассеянного» с улицы Бассейной.

Стихотворение Маршака «Человек рассеянный с улицы Бассейной» имело вполне реального прототипа, да еще какого.
Как утверждают исследователи творчества Маршака, прообразом героя его знаменитого был почётный член АН СССР, создатель школы физикохимиков в России и просто хороший человек Иван Алексеевич Каблуков.

Иван Алексеевич славился своей непрактичностью и рассеянностью. Вместо слов «химия и физика» профессор нередко выдавал студентам «химика и физия». Когда хотел произнести фразу «колба лопнула, и кусочек стекла попал в глаз», у него вылетало: «лопа колбнула, и кусочек глаза попал в стекло».Только бывалые студенты знали, что выражение «Мендельшуткин», произнесенное учителем, стоило понимать, как «Менделеев и Меньшуткин».Обычными словечками Ивана Алексеевича были: «совсем не то» и «я, то есть не я». Чем не преминул воспользоваться поэт.Читая строки «Глубокоуважаемый Вагоноуважатый! Вагоноуважаемый Глубокоуважатый! Во что бы то ни стало мне надо выходить. Нельзя ли у трамвала вокзай остановить?», научная элита покатывалась с хохота. Именно так мог выражаться их милейший коллега Каблуков.

В ответ на милый детский вопрос — где живет Рассеянный — автор обычно отшучивался: «Он сам забыл свой адрес»
Из воспоминаний Маршака: «Очень многие мои читатели спрашивали меня, не изобразил ли я в своем „Рассеянном“ профессора И.А. Каблукова. Тот же вопрос задал моему брату — писателю М. Ильину — и сам И.А. Каблуков. Когда же брат ответил ему, что мой „Рассеянный“ представляет собой собирательный образ, профессор лукаво погрозил ему пальцем и сказал:
— Э, нет, батенька, Ваш брат, конечно, метил в меня!
В этом была доля правды. Когда я писал свою шутливую поэму, я отчасти имел в виду обаятельного и — неподражаемого в своей рассеянности — замечательного ученого и превосходного человека — И.А. Каблукова.
Черновые рукописи „Рассеянного“ подтверждают, что легендарного чудака профессора Каблукова Маршак „отчасти имел в виду“. Маршак примерял своему персонажу разные „обувные“ фамилии, и на этих фамилиях шла словесная игра, открывающая ряд забавных чудачеств. Сначала это была фамилия Башмаков:
На свете жил да поживал
Иван Иваныч Башмаков,
А сам себя он называл
Башмак Иваныч Иванов.
Потом Маршак попробовал иначе:
Жил да поживал Иван Башмаков,
Себя он называл Башмак...

05.11.2018
Участвуйте в народном рейтинге интересных историй и фактов. Если вам понравилась статья - жмите на кнопку. Это интересно 67
Пост!