Георгий Седов и Вера Май-Маевская. Подвиг любви и веры

5 мая, исполнилось 142 года со дня рождения русского гидрографа и полярного исследователя Георгия Яковлевича Седова.
До четырнадцати лет он был неграмотен, а потом, когда вернулся отец, кончил за два года трехклассную церковноприходскую школу и... убежал из дома.
В двадцать один год Седов получил диплом штурмана дальнего плавания, в двадцать четыре экстерном сдал экзамен и был произведен в поручики по Адмиралтейству, направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана.

Странствуя по морям, он смотрел в холодное небо, полное тысячи звезд и, непременно, находил свою заветную - ту, которая мерцала ярче и теплее всех. Сияние этой звезды - отражение блеска любимых глаз, полных нежности и тепла. Ее имя - Вера...
Открытия знаменитых путешественников, их слава, гордость за их подвиги и осмысление их достижений принадлежат Отчизне, мировой науке, всему человечеству. А вот томительные месяцы ожидания родного человека, бессонные ночи и горечь разлуки, страх за любимого и разрывающее сердце отчаяние от невозможности помочь ему, разделить с ним тяготы путешествия достаются его семье. Жене. Одному Богу известно, что творилось в душе Веры Седовой, провожавшей своего супруга в экспедицию на неизведанный Северный полюс – туда, откуда не вернулись уже десятки человек. Прощаясь на причале в Архангельске, они еще не знали, что отныне вечная мерзлота навсегда ляжет между ними, и что Вера говорит мужу свое последнее «люблю». 

Помните сцену из фильма "Земля Санникова", когда молодая жена провожает главного героя в опасное путешествие? Помните нежную женскую фигурку в мехах на заснеженном берегу моря. Она пытается улыбаться, но в глазах застыло горькое отчаяние: любимый уезжает, и ничто не может остановить его неистовую тягу к неведомому, туда, где уже погибло так много людей…
Точно так же глядела на мужа Вера Седова, когда он отправлялся на Северный полюс. В начале прошлого века эта, пока еще неведомая точка на земном шаре была "модной темой". Одна за другой туда устремлялись экспедиции, преследующие самые разные цели – от рекламных и коммерческих до спортивных. Была даже попытка трех шведских аэронавтов добраться до Северного полюса на воздушном шаре. Отважные исследователи погибли во льдах Арктики, так же, как до них - затертая льдами экспедиция де Лонга. Тягу к неведомому Северу описал еще Тютчев почти за полвека до описываемых событий такими страстными строками:
О Север, Север-чародей,
Иль я тобою околдован?
Иль в самом деле я прикован
К гранитной полосе твоей?
Как правило, знаменитый путешественник, его слава, гордость за него, осмысление его достижений и прочее – принадлежит его Отчизне, науке, всему человечеству…
А горечь разлуки, томительное ожидание, страх за любимого и отчаяние от невозможности помочь ему – семье. Жене.
Вера Валерьяновна Седова в Архангельске проводила своего благоверного Георгия Яковлевича Седова в путешествие, которое потом назовут "Первой русской экспедицией к Северному полюсу". Как позднее зримо опишет Заболоцкий эти места:
А дальше к Северу, где океан полярный
Гудит всю ночь и перпендикулярный
Над головою поднимает лед… 

Только потом все узнают, что неистовый путешественник погиб там во льдах, так и не достигнув желанной цели. С тех пор ни одна книга, ни одна статья по истории Крайнего Севера не обходилась без безудержно восторженного упоминания о блистательной экспедиции выдающегося путешественника Седова.
А вся печаль по нему досталась его молодой жене. Молодой, потому что от момента венчания до последнего "прощай!" прошло всего два года. Можно сказать, что они остались вечными молодоженами. Она долго жила, храня память о нем и о всего лишь двух чудесных годах счастья.
А жизнь поначалу казалась Верочке безмятежной. Блистательное общество, все развлечения высшего света. Но однажды красавица дочь генерала Май-Маевского очутилась в ложе Мариинского театра. Давали "Лебединое озеро", и знаменитая Павлова царила на сцене, парила, как облако, в белом луче света, публика кричала "браво". Когда вспыхнул свет, в партере столпились перед оркестровой ямой моряки…
Среди них Вера Валерьяновна впервые увидела Седова…Девушка влюбилась без памяти, и статный моряк ответил ей взаимностью. Провожая невесту до дома после вечерних прогулок, Георгий взахлеб, со всей горячностью и страстью, рассказывал ей о своих мечтах покорить Север. Ослепленная чувством, Вера списывала пылкие речи на романтичность натуры и была уверена: «Не решится уехать! Шутит!»
Но и после свадьбы Седов не унимался. Загадочные ледники по-прежнему пленяли его воображение. Он писал генерал-лейтенанту Вилькицкому, начальнику Главного гидрографического управления: «Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времена Ломоносова и не угасли до сих пор... Мы докажем всему миру, что русские способны на этот подвиг».
Наконец, экспедиция была собрана. Утром 28 августа 1912 года Седов в последний раз обнял супругу и ступил на борт парохода в качестве главнокомандующего. А потом были письма. Бесконечное множество писем – нежных, трепетных, с молитвами друг за друга. Георгий писал о своей жене в дорожном дневнике: «Я знаю, что Верочка ждет меня только с победой. Она верит. Не зря ей дано такое имя. Я чувствую силу, когда думаю о ней, и, пока она ждет меня, ничего дурного случиться не может». Больше они не встретились. Им оставались потом только письма, воспоминания и молитвы друг о друге. Он писал о своей тоске по ней, призывал верить, раз ей дано было такое имя - Вера. Он убежден был в том, что вернется с победой. На пути к недостижимому Северному полюсу Седов назвал в честь жены бухту и ледник на западном побережье Новой Земли, словно передавая прощальный вечный привет.
Она ждала. Все ее мысли были о нем - когда он мучился от бронхита, замерзал, страдал. С ним, ее любимым, до конца была выбранная ею лично для мужа собака Фрам, которая не покидала своего хозяина ни на минуту. Именно эта собака одна не пошла за моряками и осталась на Земле Франца-Иосифа навечно со своим хозяином.
Быть может, годы будут без письма,
Без вести обо мне.
Мои следы затянутся землей,
Мои дороги зарастут травой.
….
Так бремя ожиданья велико,
Так изнурит тебя оно,
Так убедит тебя, что "нет его",
Как будто это было суждено.
Эти строчки Муссы Джалиля как нельзя лучше иллюстрируют тревожное чувство ожидания, которое выпадает на долю женщины, проводившей своего возлюбленного в путь-дорогу и бесконечно верящей в его возвращение. Ведь такая вера – это тоже подвиг!
Его смерть стала настоящим потрясением в жизни девушки, но она решила, что Георгий будет жив, пока жива ее любовь и память. Вера до конца своих дней хранила верность мужу, воспевая его подвиг среди современников.

483
Мне нравится
46