← вернуться к рассылке

Женщина с синим платочком. Клавдия Шульженко

Женщина с синим платочком. Клавдия Шульженко

Имя Клавдии Шульженко, одной из самых любимых народом певиц, золотыми буквами вписано в историю нашей культуры. Ее песни — «Синий платочек», «Давай закурим», «Три вальса», «Руки», но, к сожалению, в наши дни, вспоминают редко. Ее песни с упоением слушали солдаты и матросы на всех фронтах Великой Отечественной войны. Легендарный «Синий платочек» на долгие годы стал ее визитной карточкой и «лирическим гимном войны», а ее голос – символом военной эпохи.

Возьми гитару — ей лет немало,
Сыграй негромко, пройдись по струнам бурым.
Возьми гитару — она звучала
Давно когда-то в палатке над Амуром…
В Начале восьмидесятых в парке на улице Усиевича, что неподалеку от станции метро «Аэропорт», часто прогуливалась пожилая женщина. Иногда компанию ей составляли соседи. И тогда она спрашивала у них: «Я слышу, как у меня на балконе шелестят листья. Почему они шелестят? Ведь там нет деревьев». Ответа на этот вопрос никто не знал.
Время её молодости пришлось на тридцатые годы XX века. Индустриализация, коллективизация и особенно Великая Отечественная война…
Клавдия Ивановна Шульженко родилась в Украине, в Харькове. И отец, бухгалтер управления железной дороги не просто развлечения ради музицировал дома, а ещё играл на духовом инструменте в любительском оркестре, а иногда даже и пел соло. Так что Клава была обречена. На эстраду она выпорхнула с лёгкой руки папы бухгалтера.

Ну а потом всё как-то само устроилось: художественная самодеятельность, танцы, спектакли, сказки. Темперамента жизнерадостной харьковчанке было не занимать. Девочку затянул круговорот сценической жизни, правда, не в самое радостное для страны время.
Сольный дебют с песней «Звёзды на небе» пришёлся на 1923 год:
Снился мне сад в подвенечном уборе,
В этом саду мы с тобою вдвоём.
Звёзды на небе, звёзды на море,
Звёзды и в сердце моём…


Она верила в свою звезду. Видимо, поэтому препятствия, возникавшие на пути, преодолевала с лёгкостью: Харьковский драматический театр, далее Мариинка, и вот в 1929 году Ленинградский мюзик-холл.

Эх, Андрюша, нам ли быть в печали,
Не прячь гармонь, играй на все лады,
Поднажми, чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады…

Она до последних дней, выходя на эстраду, держалась с неподражаемой грацией, осанкой и даже кокетством. Но грация — дело наживное. Что же было в этих голосах такого необыкновенного, неповторимого и почему спустя годы эти трогательные, нежные и задушевные интонации невозможно воспроизвести?
Есть такое выражение: душа поёт! Вот эти «старики» советской эстрады знали секрет «задушевного пения».
Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч,
Ты говорила, что не забудешь нежных и ласковых встреч,
Порой ночной мы повстречались с тобой,
Белые ночи, синий платочек милый, желанный, родной!

Она пела о счастье, радости и удаче, на пути к которым нет никаких преград. Снова и снова, на любом ее концерте, зрители требовали повторения «Простой девчонки», «Челиты», «Приходи на свиданье»… Актриса заставляла видеть и слышать, задумываться о чем-то действительно важном: «Мне нравятся песни – раздумья о человеческой жизни…

Песня – это искусство. А искусство обязательно должно вызывать раздумья. Хорошая песня, словно моноспектакль с большим смыслом и содержанием, с огромным накалом человеческих страстей». И действительно, любая песня становилась драматическим спектаклем, театром одного актера, рассказом о жизни, иногда о ее частном эпизоде, смешном или печальном, но в котором всегда звучала мудрость обобщения…
Умерла Клавдия Ивановна 17 июня в 1984 году в своей московской квартире, где стоит рояль, который выдающийся композитор Дмитрий Шостакович проиграл когда–то ей в преферанс.
19.06.2018
Участвуйте в народном рейтинге интересных историй и фактов. Если вам понравилась статья - жмите на кнопку. Это интересно 49
Пост!