← вернуться к рассылке

Великий крепостной. Андрей Воронихин

Великий крепостной. Андрей Воронихин

28 октября 1759 года в семье крепостных графа Александра Строганова родился сын. Из талантливого мальчика со временем вырос гениальный архитектор, ставший одним из основоположников стиля «ампир» в России.

Андрею Воронихину принадлежат проекты соборов и дворцов, которые помогли городу на Неве снискать славу одного из самых живописных городов мира.

Казанский собор
Когда в 1801 году архитектор приступил к строительству собора, ставшего впоследствии одной из самых значительных высот в его карьере, он столкнулся со всевозможными слухами и неприятными пересудами, которые преследуют каждого, кто посмел вырваться из низов навстречу почитанию и славе.

Дворец в Павловске
В начале 1803 года в центральном корпусе Павловского дворца в пламени пожара погибают роскошные интерьеры Виченцо Бренна, а императрица Мария Фёдоровна, помимо забот политического характера, свалившихся на неё со смертью мужа Павла I, получает новую головную боль – реставрационные работы. Впрочем, она мгновенно перепоручает заботы своему придворному зодчему Воронихину и назначает его главным архитектором Павловска. Удивляться выбору не приходится: годом ранее Воронихин работал над интерьерами в Зимнем дворце на половине Марии Федоровны, а также над теми, что располагаются на втором этаже и смотрят на Дворцовую площадь.

Львиный «Эрмитажный каскад» в Петергофе
Ещё в далёком 1721 году в идее обустройства Нижнего парка в Петергофе решили придерживаться принципа: каждому дворцу свой каскад. По первоначальному плану павильон «Эрмитаж» с южной стороны должен был украсить одноимённый каскад. Эскиз разработали, пригласив архитектора Николо Микетти, однако идею не осуществили, а к художественному принципу вернулись в конце XVIII века, начав работы по проекту Воронихина.

Константиновский дворец
Многострадальный «русский Версаль в Стрельне», которым Пётр I мечтал утереть нос французам, за свою многовековую историю успел и обветшать, и сгореть. Перешёл он в конце XVIII века к цесаревичу Константину Павловичу в удручающе обветшалом состоянии. Современники вспоминали: «на плитовых террасах и помостах укоренились толстые берёзы и осины: в окошках свистел ветер. Путешественник бежал сих печальных мрачных мест или останавливался единственно для вопрошания эха, которое три раза ответствовало из развалин».
Однако новый владелец не стал предаваться печали, а призвал к работам всесильного Воронихина, приказав отреставрировать здание, сохраняя облик дворца, каким он был при жизни Петра I. Таким образом, архитектор оставил неприкосновенными фасады, но видоизменил планировку самого дворца, создав лестничные спуски с Большой террасы в Нижний парк. Неизвестно, какой шедевр зодчества мог родиться из задумок Воронихина, но завершению работ помешал грандиозный пожар 1803 года, который уничтожал отделку большинства помещений.

Константиновском дворцом на протяжении всего XVIII века, став человеком, отреставрировавшим дворец и придавшим ему законченный вид.

Здание Горного института
В январе 1804 года Горное Училище решено преобразовать в Горный кадетский корпус. Для этих целей приглашают Воронихина, который строит комплекс новых зданий, из которых через семь лет вырастает величавый архитектурный ансамбль, украшенный портиком из двенадцати колонн и изваяниями «Геракл, удушающий Антея» и «Похищение Прозерпины».
В помощь Воронихину, который в то время был занят строительством Казанского собора, назначили архитектора Александра Штауберта, работавшего в Петербурге над «народными» учреждениями: гимназиями, тюрьмами и больницами. Он же помогал Воронихину строить Домовой Храм преподобного Макария Египетского для того же Горного университета. Новый храм перестроили в стиле высокого классицизма и освятили в апреле 1810 года.

05.11.2018
Участвуйте в народном рейтинге интересных историй и фактов. Если вам понравилась статья - жмите на кнопку. Это интересно 25
Пост!