Есть ли сегодня жизнь на Марсе и где?

В то время как марсоход Perseverance отправляется в путешествие в поисках признаков древней жизни в кратере Джезеро, которому 3,7 миллиарда лет, Каброл теоретизирует, что не только жизнь может все еще присутствовать на Марсе сегодня, но также может быть гораздо более распространенной и доступной, чем считалось ранее. Ее выводы основаны на многолетних исследованиях ранних аналогов Марса в экстремальных условиях на чилийском альтиплано и в Андах. Она утверждает, что важно рассматривать микробную обитаемость на Марсе через призму континуума окружающей среды возрастом 4 миллиарда лет, а не через замороженные снимки окружающей среды, как это обычно делается. Также важно помнить, что по всем земным стандартам Марс очень рано стал экстремальной средой.

В экстремальных условиях, хотя вода является важным условием, ее далеко не достаточно. По словам Каброл, самое главное - это то, как экстремальные факторы окружающей среды, такие как разреженная атмосфера, ультрафиолетовое излучение, соленость, засушливость, колебания температуры и многие другие, взаимодействуют друг с другом, а не только с водой. Можно пройти по одному и тому же ландшафту и ничего не найти, а через некоторое время, из-за того, что наклон меняется на долю градуса, текстура или минералогия почвы будут другими и результаты могут быть совсем иными. В экстремальных мирах для обретения жизни важно понимать закономерности, возникающие в результате этих взаимодействий, поясняет она.

Это взаимодействие открывает распространение и изобилие жизни в этих ландшафтах. Это не обязательно облегчает поиск, поскольку последние убежища для микробов в экстремальных условиях могут находиться в трещинах в кристаллах от микро- до нанометров. С другой стороны, наблюдения, сделанные на земных аналогах, предполагают, что эти взаимодействия значительно расширяют потенциальную территорию для современной жизни на Марсе и могут приблизить ее к поверхности, чем предполагалось ранее.

Если Марс по-прежнему питает жизнь сегодня, что, по мнению Каброл, так и есть, то для того, чтобы найти ее, нужно принять приближение Марса как биосферы. Таким образом, распространение и численность его микробной среды обитания тесно связаны не только с тем, где жизнь теоретически могла выжить сегодня, но также и с тем, где она могла рассеиваться и адаптироваться на протяжении всей истории планеты, и ключи к этой дисперсии лежат в ранние геологические времена.

Она отмечает, что биосфера может работать и без двигателя, которым когда-то на Марсе могли выступать реки и ветер. Она предполагает, что двигатель, поддерживающий современную жизнь на Марсе, все еще существует, что ему более 4 миллиардов лет, и сегодня он скрылся из виду под землей.

Если это верно, эти наблюдения могут изменить определение того, что принято называть «особыми регионами», чтобы включить взаимодействие экстремальных факторов окружающей среды в качестве критического элемента, который потенциально существенно расширяет их распространение и может заставить нас пересмотреть подход к ним. Проблема здесь, говорит Каброл, в том, что у ученых пока еще нет глобальных данных об окружающей среде в масштабе и разрешении, которые важны для понимания современной микробной обитаемости на Марсе. 

Мне нравится
22