Псков: нашествие крокодилов и стопроцентная непобедимость

Псков всегда наособицу стоял среди городов древнерусских. Но современные россияне даже не представляют, насколько же наособицу — он был более обособленным, чем «образец самостоятельности» Новгород Великий, и сыграл немалую притом роль в древнерусской истории.

Псков пережил террор крокодилов


В конце шестнадцатого века на берегу реки Великой появились крокодилы, наводившие панику и ужас среди местных жителей. Несмотря на их явную опасность, на крокодилов решили не охотиться — больно уж занятные зверьки. Зверьки тем временем всё лето чувствовали себя прекрасно, ловили рыбу и мелких животных, но с холодами приуныли и умерли. Понятное дело, желающие сходить на рыбалку или искупаться на реке Великой всё лето не было.

До сих пор неизвестно, кто автор этого впечатляющего розыгрыша. Скорее всего, крокодилов привезли с собой купцы, а вот из озорства они выпустили рептилий, или замучившись их кормить, или просто рептили взяли и сбежали — неизвестно, ведь их бывшие владельцы даже не признались в том, что именно они довезли крокодилов до Пскова. Впрочем, многие считают, что история — вообще ненастоящая, что-то вроде городской легенды.

Псков был общим убежищем древнерусских князей

На уроках истории, слушая или читая про междоусобные войны древнерусских князей, часто можно было столкнуться с фразой «и укрылся в Пскове». Давать убежище всему своему потомству заклял Псков в 1244 году князь Александр Невский, и этому обычаю Псков не изменял потом даже под угрозой анафемы или военного нападения. Впрочем, Псков за то не особенно трогали, потому что каждый из потомков Невского держал в уме, что и сам, если что, найдёт в этом городе убежище.

Святая Ольга

Девочка со скандинавским именем Ольга родилась именно в Пскове, а не, например, непосредственно под Киевом именно потому, что в Пскове была заметная скандинавская община. Там же с ней познакомился, по легенде, муж её Игорь, дедушка святого Владимира: Ольга управляла переправой через реку Великую.

Во время переправы Игорь пытался её домогаться, на что получил суровую отповедь — скандинавские девушки в Средние Века славились самостоятельным нравом. Если кратко, то Ольга обещала, если Игорь не прекратит, броситься в реку — то есть уплыть, а он пусть переправляется как знает, ему-то вряд ли удобно было плавать в облачении княжича. Суровая отповедь девушки понравилась Игорю, и позже он послал к ней сватов.

Вообще культ княгини Киевской в Пскове достигает небывалых масштабов: её именем названо всё, что можно. Доходит до смешного. Помните легенду о том, как Ольга послала птиц поджечь дома древлян? А теперь оцените, как на фоне этой истории смотрится аэропорт имени Святой Ольги.

В Пскове чеканили собственную монету

Одним из признаков самостоятельности города считается наличие своего монетного двора и своего образца монеты. В Пскове чеканили собственные деньги с 1425 по 1510 год. Назывались они точно так же, как в Новгороде — денги и более мелкие четверетцы, но, когда надо было уточнить, что речь идёт о псковской денге, а не о новгородской, так и говорили — «псковка». Вероятно, они различались по количеству серебра, иначе уточнения бы не требовалось.

Поляки сравнивали Псков с Парижем

В 1581 году поляки пытались взять Псков осадой. Личный секретарь Стефана Батория, ксёндз-поляк, записал, что поляки любуются городом и находят его похожим на Париж: крепкие красивые стены, за которыми не видно домов, одни только церковные купола и колокольни.

Это сравнение не умозрительно: Париж был для поляков не такой уж диковинкой, они исторически были очень сильно связаны с французами, несмотря на отсутствие общих границ между странами этих двух народов. Легендарная святая королева Ядвига была из французской династии, до Батория на престол в Польше попытались посадить француза, принца Генриха, сына Екатерины Медичи, и польская знать хорошо знала французский и ездила в Париж учиться. Так что если поляки сочли, что Псков — это русский Париж, то так оно и было. Кстати, взять им город так и не удалось.

От Ивана Грозного город спас местный юродивый

Когда Грозный пришёл ко Пскову со своим войском, юродивый выехал ему из толпы псковитян навстречу верхом на палочке, напевая, что, мол, просят Ивана хлеб-соль поесть, а не мяса человеческого. Царь приказал изловить дерзкого, но юродивый успешно скрылся. Позже Иван Васильевич нашёл его в его обычной келье. Юродивый ждал встречи: он протянул царю кусок сырого мяса и предложил съесть его. «Нельзя мяса, пост», ответил царь. «А кровь пить, значит, в пост можно?» снова надерзил юродивый. Царь смутился и покинул Псков вместе со своим войском.

История особенно впечатляет на фоне того, что в Псков царь с опричниками двинулся после того, как устроил кровавую бойню в слишком самостоятельном, на его вкус, Великом Новгороде — а Псков был ничуть не менее самостоятельным. Эх, не нашлось никого в Новгороде царя усовестить…

501
Мне нравится
45